Mar. 15th, 2011

djerbi: (Default)
Вика Попова ужасно переживает за немецких домохозяек, которые без угрозы для женского организма не могут вызвать сантехника, слесаря и чистильщика бассейна. Ну, если верить немецкой киноиндустрии. С отечественным кино Вика знакома поверхностно, только по мультикам. Поэтому за российских гражданок Вика не беспокоится. Вика иногда очень легкомысленна. Я вот сегодня пришла домой и сразу сняла штаны. Вру. Сразу я сняла сапоги, и немного подумала. И уже затем. И вот стою я без штанов задумавшись, а тут как раз звонок и вопль в домофон: «Горгаз, откройте!».
Напали вероломно, без вызова с моей стороны. Едва успела штаны одеть обратно, забегает мрачный мужик с чемоданчиком. А сам весь в полушубке овчинном и полуботинках, заляпанных грязью по самый полушубок и - шасть по ковру в кухню. Яростно что-то в плите отвинчивает, шаманит, абонумать призывает. Я рядом стою. Стесняюсь. Вышла стесняться в комнату. По триумфальному: «всё, ёпта!» из кухни понимаю, что они с абонаматерью плиту победили и ждут меня, чтоб оценила. На первый взгляд, кроме кучек грязи, ничего нового не стряслось. Молчу. Заметив, что я не приступила к ликованиям, уязвленный Горгаз спрашивает человеческим голосом: «Хозяйка, я тебе форсунку отвинтил?» *зачем-то согласно киваю* «Продул?»- задаёт уточняющий вопрос. «Привинтил форсунку взад?!»- взвивается к обертонам Горгаз, не встречая понимания. Придаю лицу осмысленность, осторожно соглашаюсь, благодарю. «Что-нибудь ещё?»- ставит вопрос ребром Горгаз. Уверенно оказываюсь от «чегонибудьеще». Чего еще, если я и до этого ничего не просила? Горгаз вышел будто разочарованный. За ним тянулся грязный след в обе стороны.
Когда легкое недоумение меня отпустило, я прошлась по квартире с тряпкой, свечкой из Икеи и образом УПК РФ.
Хотя, может Вика и права: если немок при этом еще и тибидохают… Ужасчо творится в германиях этих.