Sep. 6th, 2010

djerbi: (отжиг)
Мир с пассажирского кресла воспринимался мной иначе. Кругом были картинки, нарядные пешеходы, мимо бежали дружелюбные пейзажи города. Внутри салона было тепло, ну или комфортно прохладно, была музыка, я была сухой и уверенной. Как минимум в том, что приеду куда собиралась…

Вчера, от неизбежности,в первый раз присела к рулю одна. Не то, что без ансамбля - а даже без дирижера. Соответственно (кто меня знает, тот понимает) - как дуракбля. «Зато, - убедительно врала я себе, - ты Леначка - смелаябля, сильнаябля! Ты не хочешь пИсать,Леначка, тебе кажется. Ты хочешь приехать к маме в больничку срулём, ты ей уже пообещала». И смелаябля поехала.

Мир снаружи и внутри изменился до изумления. Попе было мокро, потомушта страшно. В голове тикала щипками балалайка. Организму стало холодно и жарко одновременно. Кругом были пешие и конные люди. С раскосыми и жадными очами. Город был чужой. Везде все перекопали. Я не помнила, как мне попасть в место, где я была пиццотмильёнов раз. Доверчиво пристроилась в попу к какой-то машине, и она меня приехала в другой конец города.

Потом я не все помню, но заглохла я при выезде с перекрестка, естественно (ну а где, же еще?), потом я залила слезами лобовое стекло, потом я нецензурно бредила вслух, потом я ехала еще минут двадцать не знаю где, потом я увидела что-то знакомое в интерьере города и, наверное, обрадовалась, потом я увидела маму у больницы и выкурила в один присест пол пачки сигарет.

На обратном пути я блудила по городу в два раза дольше и отчаянней. Я поняла, что не только не знаю где, но и почему я живу. Когда стемнело, и я стала забывать, как меня зовут - неожиданно встретила свой гараж и соседа. Он был с женой. Меня это не смутило вовсе. Я схватила его за все места сразу и умоляла затолкать ЭТО, ЦВЕТА ЖЕНСКИХ ТРУСОВ в гараж, так как сама я уже не способна прицелится и попасть, хоть во что-нибудь. Я была, видимо, в ударе. Он меня не перебивал. Жена его тоже ничего во мне не перебила, хотя могла бы. Он поставил МОЁ ОТЧАЯНИЕ в гараж. Я его так неприлично обильно благодарила, что он не знал как от меня отделаться.

Когда сознание вернулось ко мне дома в диване - я застала себя за тем, что анализировала, сублимировала, похохатывала и оживленно с собой беседовала. И так всю ночь. Подытожим: Леначка - ололо- ездун! Откровенно говоря - ездец. А теперь, внимание, вопрос: на сколько поездок ей хватит психического здоровья?