djerbi: (вдумчиво)
Здравствуйте. Бросили трескать коньяк по утрам? Нет? Да? Я тоже.

Ну а как тут иначе, если просыпаешься, а у тебя в кровати зуб? Лежит. Притаился. С другой стороны, хорошо, что не берцовая кость. Собака Фишка встречает весну и пенсию. Усердно линяет мехом и зубами. Беспечно раскидывается. Кончик языка носит теперь снаружи. Как галстук. Однако, старушка демонстрирует боеготовность: алчно улюлюкая бросается на соседского бультерьера. Он великодушно похохатывает.

Безусловно, мы с Фи зачетная пара клоунов. Я вторые сутки перемещаюсь походкой бравого кавалериста. Ибо со всем фанатизмом открыла велосезон. Каждый шаг отражается мышечными муками. А уш как скрипит потертое седло. Рядом шуршит бородатая женщина Фи…Зрители аплодируют. Аплодируют зрители.
Собака, пожалуй, единственный случай в моей биографии, когда я что-то подобрала себе под стать. В тютельку. А то ведь от широты слабоумия хапну вечно не по размерчику, вот хоть трусы, идеи, колготки, мужчину, эмоции. Гигантомания. Как у Наполеона. В соседних палатах сляжем на техосмотр.

А тут как раз сезон соответствует. Ну я и обостряюсь, как подверженная. К мозгоправу не спешу, а синдромы то накапливаю.
djerbi: (Default)
Мы с Фи девушки пожилые, поэтому по весне у нас в стадии обострения не романии, а ревматизьм и инфлюэнция. От ступенек подъезда начинается неумолимая лужа. Собака брезгует: «Я не ондатра»,говорит «я - сухопутная». «Я тоже»- ворчит Леначка, и мы погружаемся по уши. Если б уральская грязь была целебной, дак, штоб я так была здорова!

Зато теперь перевели стрелки на вечное лето. В газетах пишут, что в ущерб самочувствию коров. Если судить по самочувствию, то пока я слегка корова. Но звучит- то красиво: «Который час?» «Лето».

Гражданка Фи, меж тем, потихоньку дисседентствует: отрастила седую бородёнку, бродит малохольная, много думает… На словах Дмитрия нашего Анатольевича из телевизора: «Я- гарант Конституции»- выразительно промочилась на ковер. Либо хандра, либо политическая позиция. Может витаминов ей поколоть?

Минутка тщеславия: оправдательный приговор отстояли в кассационной инстанции *здесь я делаю значительное лицо*. В заседание пришло целых три прокурора. Даже представитель генеральной. От звезд и мундиров меня немедленно прихватил Кондратий *вот такой рубец, вот такой*. Но покидали мы Дворец Правосудия триумфальной шагом. А сразу за углом прыгали, плакали и запивали коньяк валидолом.

Ну и из недоуменного: одна женщина назвала меня собакой. Кругом мужчины, а она мне: «Маленькая собачка - до старости щенок». И голосом таким. Неприятным. Подумалось, что некоторые женщины- с рождения деликатны, как ...рояль.
djerbi: (Default)
Вика Попова ужасно переживает за немецких домохозяек, которые без угрозы для женского организма не могут вызвать сантехника, слесаря и чистильщика бассейна. Ну, если верить немецкой киноиндустрии. С отечественным кино Вика знакома поверхностно, только по мультикам. Поэтому за российских гражданок Вика не беспокоится. Вика иногда очень легкомысленна. Я вот сегодня пришла домой и сразу сняла штаны. Вру. Сразу я сняла сапоги, и немного подумала. И уже затем. И вот стою я без штанов задумавшись, а тут как раз звонок и вопль в домофон: «Горгаз, откройте!».
Напали вероломно, без вызова с моей стороны. Едва успела штаны одеть обратно, забегает мрачный мужик с чемоданчиком. А сам весь в полушубке овчинном и полуботинках, заляпанных грязью по самый полушубок и - шасть по ковру в кухню. Яростно что-то в плите отвинчивает, шаманит, абонумать призывает. Я рядом стою. Стесняюсь. Вышла стесняться в комнату. По триумфальному: «всё, ёпта!» из кухни понимаю, что они с абонаматерью плиту победили и ждут меня, чтоб оценила. На первый взгляд, кроме кучек грязи, ничего нового не стряслось. Молчу. Заметив, что я не приступила к ликованиям, уязвленный Горгаз спрашивает человеческим голосом: «Хозяйка, я тебе форсунку отвинтил?» *зачем-то согласно киваю* «Продул?»- задаёт уточняющий вопрос. «Привинтил форсунку взад?!»- взвивается к обертонам Горгаз, не встречая понимания. Придаю лицу осмысленность, осторожно соглашаюсь, благодарю. «Что-нибудь ещё?»- ставит вопрос ребром Горгаз. Уверенно оказываюсь от «чегонибудьеще». Чего еще, если я и до этого ничего не просила? Горгаз вышел будто разочарованный. За ним тянулся грязный след в обе стороны.
Когда легкое недоумение меня отпустило, я прошлась по квартире с тряпкой, свечкой из Икеи и образом УПК РФ.
Хотя, может Вика и права: если немок при этом еще и тибидохают… Ужасчо творится в германиях этих.
djerbi: (вдумчиво)
Такие неуместные к концу зимы градусы ниже нуля. Собака Фишка писает звонкими сосульками.
С утра трамваи сложились клином и улетели на юг. Поэтому к месту исполнения профессионального долга добиралась своим пешком. Промерзла вплоть до самых внутренних органов. Надо уже купить зимние стринги. С начесом.
По инею на лице поняла, что у меня не только ресницы, но и усы.
Не успела я даже *сожрать листик уголовного дела* оттаять, как секретари выгнали меня из канцелярии, наврали, что у них обед, а сами пили шампанское за шкафом. Через час снова выгнали, сказали, что у них концерт по случаю ДЗО, а с делом в кабинете оставить меня нельзя по инструкции. *а шампанское трескать в понедельник утром за шкафчиком можно по инструкции?* Ушла неначитанная. Не знаю, чем дело кончилось, которое так восхитительно начиналось:
Постановление о возбуждении уголовного дела.
«…Указанные выше слова прозвучали в зале судебного заседания, в момент отправления правосудия в грубой и циничной форме, являются обстоятельствами подтверждающим акт умышленного неуважения к суду со стороны Н»

С нетерпением жду нового утра, чтоб пробежаться по морозцу, по хрустящему малосольным огурцом снежку и вымолить у поддающих, но инструктированных барышень, финальный томик про "момент отправления правосудия в грубой и циничной форме".
djerbi: (отжиг)
На тридцать четвертом году жизни, не приходя в сознание, пакую в чемодан моток стрингов и лыжи. Завтра мне накинут годик за плохое поведение и вышлют за пределы родины. Как утверждает моя подруга- день рождения я встречу в итальянских Альпах. Но я ни в чем не уверена: билеты я так и не видела, а паспорт она у меня отобрала. Если что- прошу считать меня коммунистом .
Чувствую себя рождественским гусем- откормленным и щедро промаринованным. Надеюсь, что в италиях на меня внезапно нападет здоровый образ жизни. А в дьюти фрях продают только витамины. Ведь да же ведь, да?
Если после семнадцатого вы про меня ничего *путного* не услышите, знайте: женщину, у которой мой паспорт зовут Поль.
целую всех в монитор *Леначка улыбается, а из-за ушей у неё торчат щеки*
djerbi: (Default)

Однажды моя подруга, с породистой славянской фамилией Попова, перекинув трехкилограммовую косу на грудь, неожиданно призналась: «Это я по–паспорту Попова. А по – матери я - Кусайко». «А папа у меня инженер. Подводник»- внесла ясность Попова, намазывая сало вареньем. «Поехали на мою историческую родину? Под Херсон. Ностальгия замучила. Там у меня родственники. Домик. Гуси. Абрикосы. Огородик- 40 гектар. До моря всего 5 километров пешком»…

Услышав заманчивое «подхерсон» я немедленно согласилась. 
 

К этому времени, я родителям уже порядком надоела, и они, как были, в тапках, с азартом побежали за билетом на поезд. 
Отъезжали в пять. На перроне, кроме моих придающихся ликованию родителей, был только один персонаж. Неясных лет бородатый мужчина. Его штормило. В руках он уверенно сжимал два позвякивающих пакета.   
Выяснилось, что едем мы с Поповой за десять вагонов друг от друга. Смутную тревогу перекрывало предвкушение путешествия, моря, гусей, абрикосов… 
В мое двухместное купе протиснулся мужик с пакетами. Подмигнул мне блудливым глазом, улыбнулся, обнажив единственный, зато золотой зуб. Видимо решив, что онемела я от восторга, дядька взял инициативу знакомства в свои руки. Отрекомендовался доктором-стоматологом и большим шалуном по женской части. Извлек из недр целлофана аргумент: коньяк(2шт.), водку(1 шт.), виски, вино, пиво (неограниченно). Подумав, что до подхерсона меня этим не ушатать - достал десерт: банок 10 джин-тоника. Вечер обещал быть томным… 
Загнав стюардессу в угол тамбура и, вложив в мольбу всю страсть, просила отселить меня хоть в багажное отделение. Желающих переехать в двухместный люкс к дантисту не нашлось.
Я рванула через  10 вагонов за  Поповой, счастливо дремавшей на верхней полке в плацкарте.  
Не выдавая лицом панику, мы наблюдали за безымянным подвигом алко - передвижника, охваченного градусом и фантазиями. К ночи подтянулась подмога: бряцая тяжелым крестом о голый пуп, к стоматологу пришел могутный товарищ. «Вы, как я понимаю, тоже доктор?» - мрачно поинтересовалась Попова. 
-«Нно. Терапэувт»- прохохотал перегаром гость. 
Стоматолог с лаконичным товарищем принялись бредить дуэтом, прикидывая, как приспособить Камасутру к поездатым условиям.   
Мы докуривали в тамбуре десятый метр никотина. В углу пристроился затюканный мужичонка, с пузырившимся на коленях трико. Хлопотнув мне бровью, дескать, «сейчас я все устрою», Попова убедительной походкой приблизилась к триконосителю. Увидев в шаговой доступности все эти глаза, фрагментарно голые ноги и прочие, вмонтированные в будуарный халатик Викины достоинства, бедняга обмер. «Мущщина, вы один едете?»- выдохнула Попова из хороших побуждений. Трикотированный дядюшка бежал от нас галопом. 
В два ночи меня переселили в купе к трем женщинам с четырьмя детьми. С тех пор, дети и стоматологи мой суеверный ужаснах. 
Хлебосольные Поповкины родственники встретили нас, первокурсниц горилкой. Поэтому первые три дня отпуска я категорически не помню. А потом начался подхерсон. И я разделю это с вами. Но по пунктам.
djerbi: (Default)
Когда папа, со всем оптимизмом проводил среди мамы работу на предмет родить сына, мама резонно и категорически рисовала фигвамы. Говорила, что в однокомнатной хрущевке мальчику будет дискомфорт. Девочка у нас компактная, малолитражка, вписывается в интерьер, а для мальчика, намекала мама, королевство маловато. Папа не унывал. Не захватывал соседние территории, но привлек на свою сторону высшие инстанции. Отправился в средиземноморский круиз и, посещая святые места как бы с целью туризма, вступал в сговор.
При отсутствии очевидных признаков, мама наивно удивлялась непонятно откуда растущему животу. На шестом месяце стало ясно, что внутри хитро притаился Митя и утренней зарядкой пресс не подтянуть. Довольный папашка добывал фрукты зимой.
Митя уже мальком умел найти подход к женщинам. Первой под очарование голубоглазого блондина попала мама. Новорожденного Диму унесли и несколько дней пытались накормить посторонней женщиной, так как у мамы поднялась температура. Доведя медперсонал до паники, брат держал последовательную, голодную забастовку пока его не вернули маме. С тех пор пользуется среди женщин сокрушительным одобрением. Тактик, стратег, ловкач.
Или вот опять же. Усыпив бдительность, женился на ангеле. Уболтал, охмурил, подкрался на мягких лапах. Любовь и другие пироги. Смотрим, толстеют молодожены хором. Ну, Аленка то, через некоторое время дочь родила и вернулась в миниатюрные формы. А у братца в активе плюс двадцать килограмм чистого авторитета в обхвате талии. Пока ангел не передумал и не расторг сделку в связи с обманом потребителя, оборотистый Дмитрий контрольно жениться затеялся. Привел десять человек понятых родственников и Алену в церковь. Взмах кадилом, венцы, свечи, клятва и все - обжалованию не подлежит.
Обряд, между тем, очень красивый и трогательный. Я бы покатила слезу, если бы племянница Полина не взбадривала меня, время от времени жужжа смешным басом.
Запивая случившееся событие шампанским в кафе, выяснилось, что присутствующие внятно запомнили из обряда венчания в основном «да убоится жена мужа своего», живо фантазируя на тему, как именно «убоится» Алена мужа.
А братец, окружил себя девичьим семейным цветником, торжественно получил гарантию и был вовсю счастлив. Тактик, стратег, ловкач. Ну.
djerbi: (Default)
Сосед зашел, за ТСЖ агитировать. Застал меня в фартуке, резиновых перчатках и с унитазным ершиком наперевес. «Я вас не разбудил?» - спрашивает. Я так понимаю, что он счастливо женат.

Товарищ Фи вчера встречала меня с блудливой мордой. По причине того, что отобедала двумя мешками конфет. А сегодня гадит красивыми фантиками. Ну, чисто- нимфа.

А еще я слушала лекцию эксперта-психиатра. Не в рамках терапии, пока еще, а на спец. курсе для адвокатов. Пристрелянным глазом оценив аудиторию, эксперт педалировал темы аффектов и алкоголизма. «Ну, вы же знаете?»- какбэ утверждал он и смотрел глазами в меня. Я вот думаю, это он со мной, как с женщиной или как с юристом?
djerbi: (отжиг)
Те, кто знает меня с лучшей стороны организма- то есть с изнанки - могут сейчас удивиться: «Кааак?! Наша уравновешенная, аскетичная, выдержанная*на спирту* Леначка - подвержена страстям?!»
Беспощадно срывая нимб, признаюсь - ну да. Подвержена. И если бы только страстям, так ведь нет,- и страстишкам. Про покер, кабаки и матросов расскажу потом, при случае. А сейчас о невинном. Не при Эвелине Хромченко будет сказано - моему гардеробу отчаянно позавидовал бы самый ортодоксальный гот: все черненькое. От трусов, до носовых платков. Иду, бывало, в магазин *за колбасой* и читаю мантру: куплю не черное, не черное, НЕ ЧЕРНОЕ- и покупаю черное. Максимум черное в горошек. Апофигей цветовой разнузданности - графитовое (*шепотом* в целом то серое).
Но были случаи. Исключительно по мотиву истерики. Например, купила красные трусы и чехол для бюста, стоимостью с чугунный мост. На мой размер бюстгальтер можно купить только в отделе «детский мир». Но меня это не остудило. А фигле? Красотища же. Купила не свой размер. Причем на все деньги, на которые месяц жить. Храню теперь в рубрикаторе «анамнез идиотизма». В том же углу шкафа пылятся туфли на смертоносном каблуке и пальто с мехуями на четыре размера больше. Когда накоплю денег на мозговеда, снесу ему. Для иллюстрации психоза.
Но это короткометражки, при съёмке которых, ни одна лошадь не пострадала. Они косвенно констатируют, что когда я «на дальней станции сойду - трава по пояс». Я не угрожаю. Только предупреждаю, что проконсультируюсь с юристом и чиста сердечно признаюсь, как я убила слона, съела собаку, выпила море, ушла в ночь, про два кармана травы и про другие биографические аффектации.
А вы, друзья мои, закупаете ли красные бюстгальтеры чужого размера?
djerbi: (отжиг)
Я – носитель неисчерпаемого деструктивного потенциала. Еслип он был предсказуем - можно было бы исхитриться извлечь пользу. Например, демонтировать вражеские государства и памятники Церители. А так: ничто не предвещало - и бац!- бытовая техника превращается в бытовые отходы, фамильный сервиз погибает в одно касание, что-то, гарантировано монументальное, обращается в руины. Сорок три кило стихийного бедствия. Можно в цирке выступать. Но на инвентаре разоришься.
А еще у нас есть легендарный семейный промысел, тщательно передающийся из поколения в поколение по женской линии - мочить соседей. Не насмерть, кровожадные вы люди,- сантехническими методами. В ассортименте. Этот обычай заложен в глубокой древности, во времена всемирного потопа, и мы - бабушка, мама, я - храним традиции.
Многие годы меня изматывал кошмарный сон: как я пишу контрольную по химии, и как я топлю живущих снизу мирных граждан. Я просыпалась в объятиях паники и крупных мурашек. Я мечтала выйти замуж за сантехника. Я забетонировала пол тремя контрольными слоями. Я включала воду только в случае крайней необходимости в присутствии двух понятых. Поскольку рецидивов не приключалось давно - нижний этаж простаивал в засухе лет семь - я почти забыла это ощущение феерического ажиотажа. Когда на пол сбрасывается все, что поглощает влагу: от трусов до норковых шуб. Когда сердце выпрыгивает через уши, и ты чутко прислушиваешься к шагам на лестничной клетке…
А сегодня мы с Фи покушались возродить ремесло. Я при помощи стиральной машины, а Фи за счет резервов собственного организма. Вопреки поговорке- мастерство можно *пропить* утратить. До шубы дело не дошло. Обошлось парой литров и микроинфарктом. Пойду, поставлю свечи портретам всем членам партии единороссов.
djerbi: (Default)
У Леначки невроз, а значит волосы на всем организме дыбом, бессонница, под глазами полные мешки слез, а в голове - дятел. Дятел с чемпионскими амбициями - долбает мозг со всей спортивной злостью.
Леначкины друзья говорят: «Всё будет хорошо!» Мрачная Леначка думает: «Может по сравнению с Бубликовым и не плохо…» и идет домой. А дома у Леначки Фишка самовыразилась лужей на ковер. И морда ни разу не виноватая, а довольная морда.
Снотворного в виде Ф. В. Ницше в доме не нашлось. Поэтому Леначка бдит под музыкальное сопровождение дятла. И интересуется - счастье где?
- В Караганде *голос за кадром*
«В Караганде? Казахстан? Там сейчас спокойно, вернется» (с)
djerbi: (кто доброй сказкой входит в дом?)
Это сейчас ЖэЖэ, а *10 килограмм* 17 лет назад, единственной доступной художественной формой, была разлинованная тетрадь. В своей, я собственноручно склоняла «тени- колени», «плечи- свечи», «пройдет - не везет», «увядание- прощание»…
Муза, как и всякого юного графомана, посещала меня на фоне неразделенной любви и других, близких по смыслу чувств. *Вот сейчас сидит предмет моего былого обожания у монитора и в ус не дует: сколько километров отчаянных рифм было по нему пройдено*.
Если ознакомится с творчеством того периода, можно легко предположить, что писалось это из мест заключения в «темнице сырой, вскормленным в неволе» орлом пожилым. И без всякой надежды на освобождение.
Видимо так и подумал мой папенька, случайно нарвавшись на этот протокол девичьего бедствия.
Под впечатлением, потрясенным почерком папа написал и озаглавил:
«В подражание дочери»:
И снова март. Опять весна. В душе истома.
Хоть жизнь моя и тяжела - тяжельше лома,
года промчались чередой, утратил свежесть,
но мысли грешные в башке- «тьфу-тьфу»- всё те же.

Я прохохоталась. А муза моей припадошной лирики собрала чемодан и уехала в отпуск. Бессрочный. С тех пор – только эпиграммы. И ЖэЖэ.
djerbi: (вдумчиво)
Мой папа гений с вздорным нравом. Мама - курящий ангел, с легкими заскоками в сторону эмо - аффектаций (умиление, радость, недоверие и пр.- все кипит!) Я - генетический коктейль «Молотоff»: дурной характер и курю. Тяжело мне живется.
Вот вчера, допустим. Принесла в суд лицо шарпея и нервы. Потому что не спала накануне и вся целиком волновалась. Так как прения. А прения, это скажу я вам, вовсе не либретто из телешапито «Суд идет», а батальная сцена из * «9,5 недель»* «Войны и мира».
До начала заседания остаются минуты. Сижу, собираюсь мозгом, слова вспоминаю. И в этот, напряженный момент, у Нашей Чести случился локальный припадок на ровном месте с отягчающими симптомами. Целится в меня кодексом, кричит в верхнем регистре, прическа дыбом. Бурлит, Кондратия к себе приманивает. Публика фраппирована неожиданным сюжетом. Мой же нерв чуть было из берегов не вышел: тоже за кодекс хватаюсь, раз уш у нас дуэль. Но можете мной гордиться: от контрольного удара кодексом в голову я сдержалась. Перешли к *третьей части марлезонского балета* к прениям. Была слегка деморализована, но и процессуальному противнику впарила от души. «Адвокат пел, как Карузо. Свидетели мычали и открещивались. Зал рукоплескал. Прокурор потел униженно» (с) Ну почти так.
Это уже потом, дома, урезала коньяку, взрыднула в маму и снова училась дышать равномерно.
djerbi: (отжиг)
Как ни крути, а беспринципный половой шовинизм, имеет место присутствовать.

Представьте: сидите вы компанией в кафе, беды не чуете, как вдруг, один мужчина говорит другому: "Пошли в туалет?". Встают оба, хихикают, проходят без смущения вместе в кабинку, журчат по очереди, щебечут…

Или. Опять же- *кругом люди, это важно*- мужчина посреди разговора спохватился и довольным голосом сообщает другу: "Я трусы купил!" и раз - штаны оттягивает. А друг, заинтересовано смотрит в оттянутые штаны и приходит в неописуемый восторг: "Ой!" - говорит - "Ой, прелесть-то какая!" и трогает друга за прелестные трусы…

Или сидели мужчины-приятели у одного из них в гостях. Шарлотку напекли. Заболтались. Глядь- ночь кругом. В трехкомнатной квартире много взлетно-посадочных мест. А они- нырк в одну кровать в прямо в трусах и хохотают до утра, шушукаются, сплетничают, уснут в обнимку без страха и упрека…

Ну, или вообще штатная ситуация: запланировано встречаются мужчины в людном месте. Вчера виделись, как собственно и позавчера. Пять минут назад по телефону трындели. Стосковаться в разлуке, вроде бы как, не должны были. Но при встрече целуются с такой интимностью, будто им кто-то «Горько!» скомандовал…
Представили? Ну…
А вот девачки –падрушки могут себе позволить. Гей-парады, говорите, отменили…
djerbi: (черно-белое)
Очередная порция осеннего настроения.
Тут ведь как? Всегда, как на подбор: в погоде тучи, в голове мысли, на пороге черный человек…Включаешь радио, а там не «Марш энтузиастов», а «Адажио». И непременно нарвешься на такие строчки, от которых душа переворачивается против часовой стрелки:

Как будто кто-то ваши судьбы нес
в одной горсти —
и вдруг ладонь разжалась.
Зовет любить, а вызывает жалость
кошма тяжелых от росы волос.

Ты рад был всему свету говорить:
“Она живет — и никуда не деться!”
Она живет. Но — страшно повторить —
так разлюбил, как выронил младенца.

Игорь Сахновский.
djerbi: (Default)
В доме происходит напряженный чемпионат на тему «Кто сильнее Леначку любит?». Участников двое. Что хорошо. Обе сучки. Что печально. Сучки хитрые. Что, хотя бы, смешно. Же и Фи изобретательны в маневрах: одна, против воли атакует поцелуями снизу, другая сверху. При утрате бдительности (бывает, что сморит тревожный сон)- обе целятся в лицо. Если скрываюсь в туалете, как в окопе - садятся рядком под дверью и сиротливо орут хором.
А у Леначки меж тем, сезонное обострение в виде хандры, и ей, какбэ, недосук. Ей бы *мужика* психиатра хорошего. Или сантехника, например. Потому что краны текут изо всех сил. Смеситель с корнем вырвало. Ладно, - вырвала. Ну а чо? Можно подумать с вами не случалось… Вот, а еще у Леначки в доме не везде горит свет. И умом она повредилась. Ну, это бог с ним, уже давно, можно бы и привыкнуть, но без света –то темно. А в темноте у Леначки обостряются фобии и тараканы разбредаются по всей голове. Топают. Дверями хлопают.
А Же и Фи в своей любви, как на войне - обед, все же, извольте, по расписанию. И гулять, будь добра, по двойному тарифу. А Леначку, кто погуляет и накормит? АС Пушкин?
djerbi: (Default)
Если хотите знать, с кем я сейчас живу - вспомните фильм «Лучше не бывает». Кто подумал про Джека Николсона? Эх, еслип…Но не с ним. И не с юрким афроамериканцем. И не с геем. Нет, и вовсе не с официанткой. Там было еще такое животное собака, похожая на инопланетянина. Дак воот, у меня живет такая же, только гладкоплюшевая.

Те, кто полагает, что у грифона сугубо эстетическая нагрузка - пребывают в плену предрассудков. Грифон функционален! Он пукает, булькает и до чертиков любвеобилен: я исцелована вдоль, поперек и по окружности. С таким фанатизмом меня никто еще не целовал. Правда, и не пукал при мне столь отчаянно.

Женевьева, - а зовут её именно Женевьева - ходит за мной по пятам, булькает и звенит колокольчиком. У неё лицо сильно испуганного китайского мальчика. Когда я останавливаюсь, она складывает морду мне на пальцы ног и сосредоточено замирает. В ней смирение и скорбь. Она вздыхает и хочет беседовать со мной днем и ночью. Она забирается ко мне в постель, как в душу. Она доверительным тоном попукивает. Я не сплю. Я боюсь её раздавить. Я боюсь есть. Когда еда проносится мимо Женевьевы, её глаза наполняются натуральными слезами, а я чувством вины.

Мой младший брат перфекционист - за полтора года он обзавелся самым лучшим: красавицей женой, крохотной улыбчивой дочкой, тихой и очень благородной британской кошкой и - осечка - пукающей Женевьевой.

Мой брат уехал в Италию. Цель поездки - туризм. Жену и дочь он предприимчиво забрал себе. Кошку доверил теще. А Женевьеву посветил мне. Дима, дай бог тебе здоровья, добрый мальчик.
djerbi: (отжиг)
Мир с пассажирского кресла воспринимался мной иначе. Кругом были картинки, нарядные пешеходы, мимо бежали дружелюбные пейзажи города. Внутри салона было тепло, ну или комфортно прохладно, была музыка, я была сухой и уверенной. Как минимум в том, что приеду куда собиралась…

Вчера, от неизбежности,в первый раз присела к рулю одна. Не то, что без ансамбля - а даже без дирижера. Соответственно (кто меня знает, тот понимает) - как дуракбля. «Зато, - убедительно врала я себе, - ты Леначка - смелаябля, сильнаябля! Ты не хочешь пИсать,Леначка, тебе кажется. Ты хочешь приехать к маме в больничку срулём, ты ей уже пообещала». И смелаябля поехала.

Мир снаружи и внутри изменился до изумления. Попе было мокро, потомушта страшно. В голове тикала щипками балалайка. Организму стало холодно и жарко одновременно. Кругом были пешие и конные люди. С раскосыми и жадными очами. Город был чужой. Везде все перекопали. Я не помнила, как мне попасть в место, где я была пиццотмильёнов раз. Доверчиво пристроилась в попу к какой-то машине, и она меня приехала в другой конец города.

Потом я не все помню, но заглохла я при выезде с перекрестка, естественно (ну а где, же еще?), потом я залила слезами лобовое стекло, потом я нецензурно бредила вслух, потом я ехала еще минут двадцать не знаю где, потом я увидела что-то знакомое в интерьере города и, наверное, обрадовалась, потом я увидела маму у больницы и выкурила в один присест пол пачки сигарет.

На обратном пути я блудила по городу в два раза дольше и отчаянней. Я поняла, что не только не знаю где, но и почему я живу. Когда стемнело, и я стала забывать, как меня зовут - неожиданно встретила свой гараж и соседа. Он был с женой. Меня это не смутило вовсе. Я схватила его за все места сразу и умоляла затолкать ЭТО, ЦВЕТА ЖЕНСКИХ ТРУСОВ в гараж, так как сама я уже не способна прицелится и попасть, хоть во что-нибудь. Я была, видимо, в ударе. Он меня не перебивал. Жена его тоже ничего во мне не перебила, хотя могла бы. Он поставил МОЁ ОТЧАЯНИЕ в гараж. Я его так неприлично обильно благодарила, что он не знал как от меня отделаться.

Когда сознание вернулось ко мне дома в диване - я застала себя за тем, что анализировала, сублимировала, похохатывала и оживленно с собой беседовала. И так всю ночь. Подытожим: Леначка - ололо- ездун! Откровенно говоря - ездец. А теперь, внимание, вопрос: на сколько поездок ей хватит психического здоровья?
djerbi: (Default)
Мои земляки суровы, как советские сталевары. Улыбка на вес золота.Необходимо предельное мужество мимических мышц, чтоб вынести из дома и весь день носить на лице такой скорбный переплёт - будто вы неделю мучаетесь запором или вчера овдовели.

Если вам без причины улыбнулся незнакомец, то варианты в ассортименте: он младше шести лет, он очень неместный, он находится в стадии счастливого опьянения, он психиатрически диагностирован, но от терапии увильнул. Или это апостол Павел, но у вас уже все позади.

В стандартном же пешеходном движении, вам навстречу идут мрачные викинги: брови сведены в кучу, губы сложены куриной жопкой, желваки бьются в нервном тике. И ты понимаешь - это Родина.

Сегодняшнее утро было туманным и мокрым в виду дождя. Мои ноги были обуты в неожиданные туфли, поэтому промокли и морозно позвякикивали коленками, невзирая на брюки. Трамвай приказал долго ждать, и я отправилась пешком. Такого успеха я не имела давно, поэтому рдела, аки роза и смущенно оглядывалась…За меня цеплялся глазом каждый встречный, некоторые догоняли и снова внимательно перечитывали с ушей до каблуков.

Я искала на себе пятна, недокомплект одежды. Начала подозревать, что у меня отрасли клыки и с них сочится кровь. Смирилась с неизбежным,виновато пристроилась с краю на трамвайной остановке и ощутила укол ревности: у меня появился соперник. Ожидающие транспорта граждане хором перекладывали тяжелые взгляды с меня на него.

Не то чтобы мужчина был красив, или там, допустим, руки у него были по локоть в кровушке, или стоял он дерзко без штанов. Нет, просто он, как и я, тоже улыбался.
djerbi: (кто доброй сказкой входит в дом?)
Моя подружка воспитывала чуткость у своего мужчины цветами. Ну, в том смысле, что сама себе их покупала. Вот без упреков и контрибуций. Просто она любит цветы, а он букетноодарительные позывы испытывал, как обычно, по графику: в её ДР, 8го марта,в день Независимости, когда был перед ней виноват и в некоторые другие государственные праздники. Она не критиковала его убеждения и покупала цветы сама, в свободные от праздников будни. Он смышленый, суть уловил, и теперь в её доме происходят цветы без принудительного повода.
Иногда человек Которогонепомнюкакзвали мне тоже дарил цветы без повода. Когда случались приступы любви или благодушия. Что, конечно, характеризует его исключительно. Однако, острее всего запомнился последний его букет. Который он возложил в пустом доме на рояль, как на обелиск, после того, как слегка меня убил. С тех пор мы виделись дважды. В моих страшных снах.
Цветы, как и мягкие игрушки, мой ненавязчивый фетиш. Я их всегда очень жду. И, видимо, от напряженного ожидания так морщусь, что последним моим подарком "без повода" был крем, от не скажу чего.
Два самых красивых букета в жизни я получила от папы и брата. Папа подарил мне сумасшедший букет на юбилей. Правда, я не поняла, чему он так торжественно обрадовался, если у его дочери началась старость?!
Брат подарил мне грандиозные цветы на чужбине, когда я ужасно болела, а на следующий день мы должны были улетать домой. В самолет эту дивную корзину возможности пронести не было, т.к. у нас собой было семнадцать километров горных лыж, ботинок, рюкзаков, больных женщин и две пересадки. И попутчики выбрали нести в самолет меня, а не букет. Хотя я возражала. Если б я знала, что больше мне таких цветов не подарят - я б осталась с букетом в Андорре.
Последний раз в доме появились только контрабандные цветы, вынесенные мною в промышленном количестве с юбилея Михалыча. Всё. Больше ни разу. Даже кактус никто не подарил из сарказма. Или сострадания. Или от любви.
Видимо придется поменять концепцию и заставить себя полюбить крем, от не скажу чего. Ждать его и радоваться, когда дарят.

Profile

djerbi: (Default)
djerbi

April 2011

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
171819 20212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Powered by Dreamwidth Studios